Домой Новости Александр Гацкан: Дай бог команде выйти в Премьер-Лигу, а я, наверное, вернусь...

Александр Гацкан: Дай бог команде выйти в Премьер-Лигу, а я, наверное, вернусь в Ростов

47
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

После переезда из «Чертаново» в Самару целой бригады тренеров и игроков «Крылья Советов» резко помолодели. Но без взрослых «дядек» команде, претендующей на высокие места, никак. У Игоря Осинькина за старшего Гацкан. Он и лидер, и капитан, и пример профессионализма. Да просто легендарная личность для нашего футбола – рекордсмен по количеству карточек в РПЛ: только жёлтых – 111 штук! 112-й, скорее всего, не будет: даже если волжане решат генеральную задачу на сезон, на повышение они, видимо, отправятся без Александра. Сейчас он сам всё объяснит.

Судейство – больная тема. Но сказать, что жёстко убивают, не могу

— В ФНЛ хватает возрастных футболистов. Вы в неполные 37 даже в десятку ветеранов не входите.

— Значит, ещё не совсем старый.

— Уровень первенства позволяет играть долго?

— Я давно не был в ФНЛ, с 2008 года, когда с «Ростовом» поднимались в Премьер-Лигу. Конечно, по сравнению с РПЛ уровень здесь намного ниже, но есть хорошие молодые команды. Турнир интересный. Инфраструктура сейчас гораздо лучше. У большинства команд приличные поля, на которых можно показывать качественный футбол. Это радует.

— Судейского произвола стало меньше?

— Это всегда больная тема. Где-то судьи могут помочь кому-то, где-то – ошибиться. Но сказать, что жёстко убивают, не могу. Такого, наверное, нет.

— В чём главные отличия ФНЛ от РПЛ?

— В скорости – движения, принятия решений. В Премьер-Лиге быстрее думают и практически за любой «косяк» наказывают. Два раза ошибёшься – один гол получишь. В ФНЛ в этом плане попроще.

— Молодёжь к вам прислушивается?

— У ребят надо спросить. Я стараюсь помочь, подсказать, направить, остальное от них зависит – как они воспринимают советы, впитывают. А правильно действуем или не очень, покажет турнирная таблица в конце чемпионата.

— Молодые сейчас помешаны на «Тик-Токе», YouTube. Вы с ними на одной волне?

— Я в «Тик-Токе» не сижу – вообще не понимаю этого. В «Инстаграме» или «Фейсбуке» могу посмотреть новости, фотографии друзей, знакомых. А «Тик-Ток» у меня дети активно осваивают – 12 и 14 лет.

— В футбол играют?

— Старший – в академии «Ростова». Вроде ничего, старается.

— В Ростове всерьёз обосновались?

— Да, у меня там квартира. 12 лет в Ростове отыграл – прикипел к городу. Друзья, знакомые – всё там. Уже второй дом. Семья и сейчас в Ростове, а я – пока в Самаре.

Бум-бам – это не про «Крылья». Стремимся играть в пас и получать от процесса удовольствие

— «Крылья» натужно начинали сезон — в августе трижды проиграли. В чём причина?

— Так у нас, по сути, и подготовительного периода не было. Максимум пара недель была на всё про всё. Чемпионат уже начался, а мы ещё не понимали, кто будет играть. У кого-то заканчивался контракт, кто-то сомневался, идти в ФНЛ или нет. Новому тренеру тоже потребовалось время, чтобы понять, с кем дальше работать, а нам всем – чтобы уяснить, что от нас требуют и на что мы как команда способны. Когда более-менее сыгрались, пошли победы.

— После стартовых туров не закралось сомнений, что с первого захода можно и не вернуться в РПЛ?

— Всякие были мысли. Но с каждой тренировкой у нас всё лучше и лучше получалось. Было видно, что пришёл очень качественный тренер, а вместе с ним – талантливые футболисты, способные прогрессировать и уже давать результат. Мне здесь очень комфортно, всё нравится.

— В концовке прошлого сезона «Крылья» выдали ряд качественных матчей – было ощущение, что несправедливо вылетели?

— Раз вылетели – значит, справедливо. Да, несколько игр на финише отменили из-за коронавируса, но что теперь об этом говорить? Надо было раньше думать и брать очки, а не оставлять решение задачи на последние туры. Фактически одного гола нам не хватило, чтобы остаться в Премьер-Лиге.

— У вас не было сомнений – оставаться, не оставаться?

— Естественно, были. Я долго думал об этом. Решение принял после разговора с руководством. Меня заверили, что в новом сезоне в Самаре будет боеспособный коллектив и самые высокие задачи.

— Сколько команд в ФНЛ сейчас реально лезет наверх?

— По моим ощущениям – четыре. «Нижний Новгород», мы, «Оренбург» и «Торпедо».

— Кто в первом круге произвёл наилучшее впечатление?

— Все три команды – бойцовские. Может быть, футбол у них не самый красивый, но с морально-волевыми качествами порядок. Много опытных исполнителей. Играют на результат. Мы стараемся сочетать результат с качественной игрой. Бум-бам – это не про «Крылья». Стремимся играть в пас и получать от процесса удовольствие.

Вернблум показывал мне и Калачу: «Смотрите, у вас уже волос нет – совсем лысые, старики

— Вам встречались в жизни более жёсткие игроки, чем сами?

— Вернблум встречался. У нас всегда интересные зарубы были. Искали друг друга на поле, чтобы потолкаться, отобрать мяч. Был момент в Ростове. Они проигрывали, Вернблум уже не знал, что делать, и начал показывать мне и Калачу: «Смотрите, у вас уже волос нет – совсем лысые, старики». В ответ я предложил ему посмотреть на табло. А там – 2:0. Стебались друг над другом.

— Я был на той игре и был поражён скоростью, с которой вы провернули голевую контратаку.

— Да, очень быстро и качественно всё сделали. Кто-то прошёл, отдал Полозу, он обыграл защитника, отдал Калачу, а он – мне, под удар. Я и пробил – в дальний от Акинфеева.

— С Вернблумом решили. Кому второе место в топе «жесткачей» отдадите?

— Мне нравился Фернандо в том сезоне, когда «Спартак» чемпионом стал. Вроде всегда с мячом, но, если его разозлить – может вставить нормально.

— Бывает, когда ищешь момент «вставить» в ответ?

— В молодости озорным был – быстро заводился, искал на поле обидчика, чтобы отомстить. Это всегда приводило к жёлтым карточкам. Калачёв выговаривал: «Успокойся, хватит».

— Тимофей – лучший друг?

— Да. Дружим семьями, кумовья. Его жена крестила моего сына. Мы всегда на связи – общаемся, советуемся. Когда есть свободное время, встречаемся.

— Как он сейчас?

— Нормально, отдыхает с семьёй в Дубае. А так работает в академии «Ростова», ищет себя.

— Роман Адамов в 2016-м пошутил: «Калачёв в Чернобыле родился – вечно играть будет». В чём его феномен?

— От природы многое дано. У некоторых в 28-30 лет заканчивается керосин, а некоторые до 38 пылят. Ибрагимович в 39 – вообще лучший.

— Вдохновляет его пример?

— Он более атакующий игрок. Ему не надо отрабатывать в обороне. Опорному полузащитнику в этом плане сложнее – нужно добегать и давать больше объём. Мне до 39 было бы тяжело доиграть.

— Вы единственный игрок в истории РПЛ, собравший более сотни жёлтых карточек. Репутация часто работает против вас?

— Когда в «Ростове» играл, репутация у меня и правда была не очень хорошая. За любое столкновение давали жёлтую карточку. Будь это игрок «Спартака», ЦСКА или «Зенита», судья даже фол не свистнул бы, а меня сразу наказывали. После этого ты уже не мог в полной мере отдаваться игре – приходилось сдерживать себя. Лишний раз в стык не шёл, понимая, что дадут второе предупреждение. Для команды это было всё равно, что минус один человек на поле. В то же время условный Вернблум мог и с локтя ударить, и сзади «убить», а ему и жёлтую не показывали. О красной даже не говорю.

— Если не ошибаюсь, Вернблум не получил ни одной прямой красной в РПЛ. Вас это удивляет?

— Конечно, нет. Потому что ЦСКА. Если бы нас поменяли местами, у него было бы больше удалений, чем у меня.

Бердыев сказал: «Для тебя и Калачёва у меня всегда двери открыты

— А была в жизни возможность, образно говоря, поменяться местами, попасть в большой клуб?

— В ЦСКА – нет, а в «Краснодар» мог уехать, в 2012 году. Не договорились, не срослось. «Ростов» принял новый тренер, Божович. Он сказал: «Ты мне нужен. Оставайся. Всё будет хорошо». Говорю: «О’кей, без проблем». Через полтора года мы выиграли Кубок России.

— В чём секрет поразительной востребованности Божовича в России?

— Не знаю, его надо спросить. Мне кажется, он интересный европейский тренер, с ним комфортно работать. Божович доверяет футболистам, полагается на их профессионализм, но, к сожалению, в России это не всегда работает. Добежать, подстраховать – это базовые вещи, но у нас почему-то их нужно объяснять людям. А Божович предпочитает по-хорошему общаться с футболистами и хочет, чтобы они сами думали, как перестраиваться, страховать. Где у него были более качественные игроки, всё нормально получалось. А где квалификации футболистам не хватало, игра хромала.

— Божович ещё с «Москвы» бодрил футболистов шуточками на сексуальные темы. В «Ростове» и «Крыльях Советов» было то же самое?

— В Самаре в последнее время не было. Ситуация была тяжёлая – не до шуток. У него в «Крыльях» как-то сразу не пошло – еле-еле со дна выбрались.

— Вы провели больше 300 игр за «Ростов». Особенная для вас команда?

— Для меня это самое лучшее время, проведённое в футболе.

– Победа над «Баварией» — самый яркий миг карьеры?

– Думаю, да. «Бавария» и «Аякс». Обыграв голландцев, мы пробились в групповой этап Лиги чемпионов. А «Бавария» в предыдущий сезон дошла до полуфинала турнира.

– Давно замечено: есть категория футболистов, которые сильно играют только у Бердыева. Чем это объяснить?

– Объяснение есть. В других командах, например, в «Зените», тренеры не будут учить тебя, куда бежать и что делать. Ты на контракте, получаешь большие деньги, а значит должен показывать результат. Плюс конкуренция очень высокая – многие, уезжая от Бердыева, её не выдерживали.

— Кажется, у Курбана Бекиевича даже самый «деревянный» футболист заиграет.

— Конечно, это не совсем так. Но то, что Бердыев качественный тренер и до мелочей всё показывает и объясняет, это да. Не видел ещё ни одного футболиста, чтобы Бердыев объяснил, а тот не понял. Это классное умение тренера – доходчиво растолковать задачу.

— Связь с ним не оборвалась в последнее время?

— Да нет, у нас всегда была хорошая связь. Полмесяца назад мы общались. У меня есть хороший друг Илюша Чебану, которые сейчас в банке работает и занимается тоже футболистами. Он тоже хорошо общается с Курбаном Бекиевичем, я попросил номер у него. Он дал, и я пообщался с ним. Курбан Бекиевич сказал: «Если после карьеры будут вопросы про какие-то моменты на тренерском поприще, обращайся. Для тебя и Калачёва у меня всегда двери открыты».

— Расскажете какую-нибудь неизвестную историю про него?

— После «Баварии», когда 0:5 «сгорели», он влетел в раздевалку и начал всё крушить! Бил бутылки, шкафы ломал! Кричал: «Вы чего вышли? Мы сюда пришли не 0:5 проигрывать, а показывать хороший результат. Чтобы я в последний раз видел, что вы так относитесь к играм в Лиге чемпионов!» После этого мы ни разу не облажались.

— Ничего себе.

— Мы сами в шоке были! Но зато это помогло. После Мюнхена мы прилично с «ПСВ» сыграли и с «Атлетико», обыграли дома «Баварию», на выезде сыграли 0:0 с «ПСВ» и вышли в Лигу Европы.

Для меня полгода в «Спартаке» – это как пять лет в Молдавии

— О мимолетном заезде в «Спартак» в 2004-м остались воспоминания?

— Только хорошие. Мне понравилось, что я попал к качественным тренерам. В первой команде был Скала, но я мало там тренировался, пару раз только подтянули к основе. А во второй команде тренерами были Ромащенко, который сейчас помогает Черчесову, Цымбаларь, к сожалению, уже покойный. Было видно: классный специалист, помогал развиваться футболистам. И был ещё Родинов, который сейчас президент спартаковской академии. Очень серьезные специалисты. Поэтому для меня полгода в «Спартаке» – это как пять лет в Молдавии, когда я там тренировался.

— Как вы вообще туда попали в таком возрасте?

— Президентом моего клуба в Молдавии был Натан Бартфельд. Он поговорил со «Спартаком», чтобы я пришел на просмотр. Я пробыл там две недели. Мне сказали, что хотят меня оставить на полгода в аренду. Если дальше всё будет нормально, то подпишу. Я остался на полгода, хорошо себя показал. А потом тренер дубля «Спартака» Морозов принял другой «Спартак», из Челябинска (фарм-клуб московского), и забрал меня с собой. Там для меня и начался взрослый футбол.

– Шансов не было вернуться?

– Нет, не было.

– А со Скалой было хотя бы мимолётное общение?

– Нет, просто тренировался и ничего больше, не общались.

– Цымбаларь каким запомнился?

– Очень жизнерадостным, любил пошутить. Даже в квадрате перед тренировкой вставал с ребятами, проверял «между». У него очень качественная левая была, выделялся даже в своем возрасте мышлением, качеством.

— Одесса и Молдавия совсем рядом. Были с Ильёй близки ментально?

— У нас, к сожалению, другой менталитет. У одесситов более шутливый – вечно какие-то анекдоты, байки. Мы более серьезные.

Алессандро увидел, что в сборной Молдавии один угорелый катится в первого, второго, третьего. Заинтересовался: кто такой?

— Ваш фан-клуб в Италии ещё функционирует?

— Да, перед каждой игрой, даже товарищеской, глава фан-клуба Алессандро Брамбилла мне пишет, поздравляет. Если плохо сыграл, спрашивает, почему так. Зовёт в гости: «Всегда приезжай». Они находятся в регионе Милана. Получается, один живет в Монце, другой в Комо и один под Миланом. Говорят: «Когда коронавирус закончится, мы приедем к тебе в Самару». Говорю: «Обязательно, буду ждать».

— Денег не просят на поддержку?

— Нет, они не такие, что ждут каких-то денег или выгоды. Просто понравилось. Я сам был в шоке, когда узнал, что такое возможно. Но, видите, возможно.

— Как они объяснили свой выбор?

— У Алессандро фирма работает и в Италии, и в Польше. Делают какие-то платы для холодильников. И он был как раз в Польше, когда сборная Молдавии туда приезжала. Алессандро до 16 лет тоже играл в футбол и тоже опорным полузащитником оборонительно плана, как Гаттузо. Он увидел, что в сборной Молдавии один угорелый катится в первого, второго, третьего. Заинтересовался: кто такой? Посмотрел, где играю, и начал следить за мной, отправлял письма в «Ростов», типа: «Было бы интересно с ним познакомиться». И в какой-то момент они договорились и прилетели в Ростов. Я в шоке был. Думал, кто-то прикалывается. Но нет, приехали, познакомились, майки вручили «Фан-клуб G84». Я тоже подарил каждому маечку. Пообщались, они сходили на игру с «Тереком», пару дней прогулялись. Я не мог, потому что у меня дальше были тренировки и игры, а сотрудники пресс-службы показали им достопримечательности Ростова. А спустя пару лет у меня в Лихтенштейне была игра со сборной Молдавией, и они тоже приехали туда, поболели. У нас с женой была после матча неделя отпуска – так мы остались в Милане и с ними тоже пообщались, ездили на озеро Комо. С тех пор общаемся. Говорят: «Будет свободное время, приезжай в Милан, будем рады». А я их в Ростов зову.

— А как вы с ними общались, на языке жестов?

— Итальянский язык чуть-чуть похож на румынский. Плюс чуть-чуть английский знаю. Я в румынской школе учился, поэтому качественно владею этим языком. 30% из румынского – это как итальянский. Корневые слова похожи.

— В 1990-х в Молдавии были румынские школы?

— Они всегда были. В 1991 году, когда развалился Советский Союз, все школы перешли на латиницу – английские буквы и румынский язык. Я с первого класса его учил.

— А когда в «Спартак» приезжали, по-русски говорили?

— Да, у меня родственники с Приднестровья, говорят на русском и украинском. Отец в украинской школе учился, у него два брата всегда по-русски разговаривали. Русский у нас в семье все знали.

Зашёл на кружечку пива. Слышу: «О, Гацкан, привет! Мы были вчера на игре…

— Ростов ассоциируется с раками, Самара — с пивом. Как у вас отношение к этому напитку?

— В свободное время могу себе позволить отдохнуть, кружечку пива выпить. Но сказать, что я фанатею от пива и раков, не могу. Просто раньше такая байка была: кто приезжает в Ростов, тот заканчивает с футболом. Потому что там одни гулянки, пиво, раки, девушки. Но я вот долго был в Ростове – и ничего. Конечно, были и раки, и пиво, но в нормальном количестве они всегда пользу принесут.

– В «На дне» бывали?

— Один раз было дело. Я не знал, что много фанатов туда тоже приходят. Я зашёл после игры с женой в свободный день. Встал там, кружечку пива заказал, рыбу. Слышу: «О, Гацкан, привет! Мы были вчера на игре, молодцы, выиграли». Говорю: «Блин, слава богу, что выиграли». А то потом не вышел бы оттуда, со «Дна».

— В Ростове такие импульсивные фанаты?

— Раньше очень горячие были, в 90-е, в нулевые случались стычки. А сейчас остались более лояльные, мирные. Самых яростных фанатов чуть-чуть в стороночку убрали, чтоб не дрались. Потому что за любую драку или файер клуб платит большие штрафы. Поэтому здесь поменяли чуть-чуть отношения с болельщиками, более адекватных начали пускать на стадион.

— Как ваш ресторан поживает?

— На начальной стадии. Назвали брассерию «Legend 84». Бельгийское пиво разливаем. Работаем, развиваемся. Людям нравится, хорошие отзывы. К сожалению, чуть-чуть мешает коронавирусная ситуация, но что делать, она всем вредит. Главное, не надо останавливаться. Дай бог потеплеет, погода станет лучше, и будем только расти.

— Почему остановились на бельгийском пиве?

— Решили с друзьями-компаньонами, что сейчас тренд в Москве, в Питере, в Казани – браccерия, бельгийское пиво, вафли, устрицы, мидии – всё такое. В Ростове такого не было, и мы оказались первыми. Плюс это связано со спортом – там можно и футбол качественный посмотреть, и другие виды.

— В плюс ещё не вышли?

— Ещё рано. Мы только второй месяц работаем, молоденькие, надо ещё обрасти мышцами.

— Но вам по душе это дело?

— Рестораном больше жена занимается. А я в большей степени зритель и лицо заведения. А жена 100% там, всегда, каждый день, плюс мои хорошие друзья, с которыми мы знакомы уже 20 лет. Всё это время они в ресторанном бизнесе. Поэтому надеемся, что всё будет хорошо.

Дай бог команде выйти в Премьер-Лигу, а я, наверное, вернусь в Ростов, домой

— Вы обмолвились, что вряд ли доиграете до 39, как Златан. Уже посещают такие мысли?

— Конечно, посещают. Смотришь на возраст – в марте будет 37. Поэтому дай бог команде выйти в Премьер-Лигу, а я, наверное, вернусь в Ростов, домой.

— И даже в РПЛ больше не сыграете?

– Думаю, что нет.

– Получается, последние месяцы доигрываете?

– Видимо, да. Хочу быть рядом с семьёй. У меня сын, дочка, которые нуждаются во внимании. Да и не тот уже возраст, когда надо гнаться за какими-то деньгами. Всех не заработаешь.

— Неужели не хочется вернуться в элиту и ещё сыграть?

— Один внутренний голос говорит «хочется», а другой отвечает: «Хватит». Я пока не на 100% утверждаю, что летом закончу, но морально готов.

— Тренерство пока не особо интересует?

— Если будет хорошее предложение кому-то помочь, желательно поближе к Ростову, то я с радостью. Но пока рано об этом говорить.

— Вам бы с Калачёвым в штаб войти.

— Почему нет? Это было бы круто.

Олег Лысенко

Оригинал статьи: Чемпионат.com