Домой Как дела у бывших? Робертас Пошкус: Трудно представить, что в Самаре на новый стадион ходит по...

Робертас Пошкус: Трудно представить, что в Самаре на новый стадион ходит по три-четыре тысячи болельщиков

30
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

— Вам не обидно за «Крылья», которые вновь вылетели в первую лигу?

— Конечно, обидно. Одно дело, когда это случилось один раз — и ситуация выправилась. А когда клуб опускается рангом ниже во второй, в третий раз, то здесь уже вся система дает сбой. Балансирование между РПЛ и ФНЛ — это, в моем понимании, не для Самары с ее славными футбольными традициями.

Мне даже трудно себе представить, что в Самаре на новый стадион сейчас ходит по три-четыре тысячи болельщиков. Невероятно!

— В декабре прошлого года вы приезжали в Самару на празднование 15-летия завоевания «Крыльями» бронзовых медалей. Что тогда запомнилось больше всего?

— В Самару я всегда прилетаю, как домой. Там у меня все родное. Вот и в декабре было очень тепло, радушно. Все хорошо организовали, я встретился с ребятами, которых давно не видел, мы живо пообщались. Все прошло просто здорово!

— С кем из «бронзовой» команды вы наиболее дружны?

— С Нериусом Барасой, Дохояном, Карякой, Короманом, с бразильцами Соузой и Леилтоном.

— Тренер, который больше остальных дал вам в футболе?

— Каждый дал свое, и у каждого я чему-то научился. Благодарен в частности Гаджи Муслимовичу Гаджиеву, с которым мы плодотворно поработали. Кстати сказать, по окончании игровой карьеры я успел потрудиться у него под крылом и тренером — в молодежке «Амкара». Можно сказать, тогда я увидел его уже другими глазами, тренерскими.

— Чья тренерская работа в Европе вам нравится больше всего?

— Знаете, я не вижу большой разницы в работе специалистов в Западной Европе и в России. В РПЛ уже не осталось тренеров, которые, как в 90-х, заставляли футболистов бегать многокилометровые кроссы и прыгать через песочные ямы. Приятно, что в наше время в российской премьер-лиге немало молодых способных тренеров, в том числе из бывших игроков.

— Насколько мне известно, тренерскую лицензию вы получали вместе с Андреем Шевченко.

— Да, мы учились в Киеве на лицензию А. Специально была создана группа из 30 бывших футболистов из разных стран, которые отыграли более 200 матчей за свои клубы в высшей лиге и более 50 матчей за сборные. Занимались целых два года.

— У Шевченко неплохо получается в сборной Украины. Рады его успехам?

— Конечно, его команда здорово играет. Уверен, на этом месте Андрей долго не засидится. Следующей остановкой у него, наверное, будет «Милан». (Смеется.) Его уже собирались пригласить, но он пока взял паузу.

В «Милане» в последнее время не все в порядке. Хорошо еще, что пришел Ибрагимович и наладил там дела. (Хохочет.)

— Слышу звон мячей и детские голоса вокруг вас. Вы теперь ребятишек тренируете?

— Нет, занимаюсь со своими сыновьями. Один начал тренироваться еще тогда, когда я работал в «Амкаре», а теперь ходит в футбольную школу в Клайпеде, где мы живем. А младший только-только начинает.

— Вы по-прежнему не работаете?

— Пока жду предложений. Зимой мы несколько месяцев провели в Америке, в Майами, прилетели в Литву перед самым карантином.

— У вас там квартира?

— Нет, жили у друзей, играли в футбол, много гуляли. Я присматривался к тому, как там организовано футбольное дело. Американцы молодцы — хорошая инфраструктура, академии, футбол у них заметно поднимается, по популярности вышел на второе место. В Майами вообще футбольный бум, много играющих латиноамериканцев. Правда, многие поля закрыты из-за «короны».

Хорошо еще, что мы вовремя улетели оттуда. Летели, кстати, через Москву — там весь персонал был уже в комбинезонах.

— Как зовут вашу супругу и детишек?

— Мою любимую, прекрасную жену зовут Аталья — не путать с Натальей! Старшего сына — Атос, ему семь лет, а младшего — Шаюс, ему четыре с половиной.

— Как вы обычно отдыхаете семьей?

— По возможности стараемся ездить, путешествовать. Зимой — в теплые края, а летом — поближе, чтобы далеко с детьми не летать.

— Ваш любимый город в Литве?

— Клайпеда, откуда я родом.

— А за границей?

— Наверно, Санкт-Петербург.

— «Зенит» вам клуб не чужой. Симпатии к нему остались?

— Конечно! И симпатии, и друзья, и все остальное.

— Что за друзья?

— Влад Радимов, Саша Макаров, Малафеев, Саша Анюков, братья Кержаковы… Остались знакомые и из околофутбольного мира. Всякий раз, как приезжаю в Питер, сердце радуется.

— С кем из мировых звезд вам бы хотелось поужинать?

— Нет у меня такого желания. Моя звезда — жена, вот с ней с удовольствием бы поужинал где угодно.

— О чем-то жалеете в своей спортивной карьере?

— Не жалею ни о чем. Кто же заранее знает, где будет лучше…

— Ваш самый памятный гол?

— Даже не знаю. Мне приятно вспоминать каждый забитый мяч.

— На каком уровне вам бы хотелось тренировать?

— Хотеть не вредно — все мы хотим тренировать топ-команды, сборные, а вот возможности у каждого свои. Конечно, работать с совсем слабыми клубами из третьей или четвертой лиги не интересно. Лично я надеюсь на лучшее.

— А вы можете себя представить в какой-нибудь другой сфере деятельности, кроме футбола?

— Не могу. Футбол — вся моя жизнь.

 

Оригинал статьи: Sportbox.ru