Домой Как дела у бывших? Суад Филекович: В Самаре у нас был классный состав и команда

Суад Филекович: В Самаре у нас был классный состав и команда

2
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Россия и Гаджиев

— Как вы оказались в «Крыльях Советов»?

— Я играл в Бельгии, поступил звонок из России, и мы очень быстро обо всем договорились. Я знал об уровне чемпионата, к тому же ЦСКА чуть ранее выиграл Кубок УЕФА. Так что долго не думал над предложением поиграть в сильной лиге. А тренером в Самаре был Гаджи Гаджиев, он очень хороший специалист. У нас был классный состав и команда. Андрей Канчельскис, Мэтью Бут, покойный Андрей Гусин, Давид Муджири, Кшиштоф Лагиевка, Марко Топич, Бенуа Ангбва, Александр Макаров, Алексей Медведев и другие. Эх, какие имена!

— Кто-то вспоминал, что Гаджиев брал деньги с футболистов за то, чтобы им попасть в состав. Вы сталкивались с подобным?

— Никогда такого не было, я не видел ничего. Тренер ни разу не заводил подобные разговоры. Я был молодым футболистом, по общению с ним понял, что это очень серьезный тренер и стратег. Он мне сказал, что нужно сделать, чтобы я стал более сильным футболистом: Суад, тебе надо сделать вот это, вот это и вот это, и когда ты это сделаешь, твой уровень вырастет. Гаджи Муслимович – настоящий профессор. Сегодня я могу сказать так: он – один из лучших тренеров в моей карьере.

— Существует практика, когда футболисту платят условно 100 тысяч, но просят вернуть 30. В других ваших командах было, что кто-то из клуба просил отдать часть зарплаты?

— Нет. Я из Европы, и если кто-то в клубе сделает такое, это будет не по закону. Возможно, мне просто повезло, и я сталкивался только с честными людьми. О таких вещах, о которых вы упомянули про Гаджиева, говорят завистники. Повторюсь, он научил меня многому в футболе, и никогда не просил денег за то, чтобы я выходил играть.

— В России вы провели совсем мало времени. Почему?

— Я был молодым футболистом, плюс в команде менялись тренеры. Меня уже вызывали в сборную Словении, но там есть закон: если ты не играешь в клубе, то не играешь и в национальной команде. Я начинал нервничать, потому что очень хотел играть за сборную, и принял решение уехать. Вернулся в «Марибор» и сделал шаг вперед, ведь позднее оказался в Англии.

— Не жалеете, что согласились играть в «Крыльях»?

— Ни в коем случае. Российский чемпионат очень сложный с физической точки зрения, значит, ты должен быть очень хорошо подготовлен, чтобы выдерживать все 90 минут. Допустим, разница в этом компоненте между российским и английским чемпионатом составляет 15%, а между французским и английским – 35%. Лига в России куда сложнее, чем во Франции. Ты должен быть готов на все 200% начиная с головы и заканчивая ногами.

— Свой дебют в России запомнили надолго?

— Еще бы (смеется). Мы проиграли «Москве» 0:4, и я был виноват в одном из голов, который забил Эктор Бракамонте. Тот эпизод помню как сейчас: подключился к атаке, мы потеряли мяч, а я опоздал на пять метров назад и не смог помешать сопернику. Это только моя ошибка. И я увидел, что в России буквально две секунды могут поменять всё. Это я к тому, что уровень чемпионата, в котором я играл, был очень высокий, а качество исполнителей соответствовало.

«Нива», «простава», ДТП

— Российская премьер-лига сегодня – это турнир пешеходов. Об этом говорят даже руководители нашего футбола.

— Пешеходов? Нет-нет, я не согласен. Футбол – это живой организм, он меняется. У нас в Европе тоже есть проблемы. Как мы будем требовать быстрый футбол на взрослом уровне, когда наши дети на тренировках делают всё потихоньку, спокойно? Всё это идет из детского футбола. С игроками надо работать с 7 до 17 лет, и они должны быть не только быстрыми на поле, но и уметь быстро принимать решения. И если 13-17-летние игроки имеют солидный запас времени, чтобы подумать, что делать дальше, то на взрослом уровне они зачастую не смогут развиваться. Техничных детей много, но нужно работать над их футбольным интеллектом. Это тот самый ключ, который делает футбол более качественным.

— В России принято считать, что легионеры едут сюда ради денег.

— Не соглашусь. Если бы деньги стояли на первом месте, то многие сильные футболисты просто не согласились бы играть здесь. Я, например, выступая в Бельгии, хотел расти, играть в топовом чемпионате. Но чтобы туда попасть, ты должен проявить себя на более высоком уровне, и таким стало предложение от «Крыльев Советов».

— Как вас встретили в Самаре?

— Замечательно. Мы погуляли по городу, а потом я впервые понял, что такое отдыхать по-русски (смеется).

— Проставлялись?

— Что это значит? Я не совсем понимаю.

— Пригласить одноклубников в ресторан, заплатить за ужин. Или накрыть «поляну». У нас так принято, когда человек приходит в новый коллектив.

— В то время такой традиции в «Крыльях» не было. Когда я пришел, почти все ребята мне сказали, что я могу обращаться к ним в любое время по любому поводу. Они помогали во всем. Все старались сделать так, чтобы мне было комфортно в новой команде.

— Самарская область – родина Волжского автомобильного завода. Вы на какой машине передвигались в России?

— «Шевроле Нива».

— Худшая машина в жизни?

— Не-е-е-т. Хорошая машина, честно (смеется). Хуже «Нивы» и «Жигулей» была только «Юго», которую выпускали в Югославии. Так что мне было комфортно и хорошо на моем внедорожнике, который даже не ломался.

— С криминалом сталкивались?

— Таких проблем не было, хотя я видел в России очень дорогие машины с охраной.

— У каждого есть истории с ГИБДД. Рассказывайте.

— Меня не останавливали. А вот Марко Топич однажды попал в аварию. К счастью, он успел среагировать и уйти от прямого удара. Еще бы секунду, и Марко мог бы погибнуть. В итоге всё закончилось небольшой царапиной на машине. В России нужно быть предельно аккуратным на дороге. Именно так я и водил в Самаре. А когда приехал в Европу, то понял: если ты можешь водить в России, то нигде в мире у тебя не возникнет проблем (смеется).

Жизнь на стадионе, полицейская охрана

— Вы семь раз становились чемпионом. Не надоедало?

— Победа – это то, к чему стремится каждый футболист, и золотая медаль никогда не будет нежеланной. Все мы хотим, чтобы было лучше и больше. Каждый трофей воспринимался мною по-разному. Между первым титулом и последним разница очень большая. Последнее чемпионство значит для меня многое – оно было последним, а первое воспринималось так: вся карьера впереди, таких медалей будет еще много. Да, я много раз становился чемпионом, но вот с Кубками дела обстояли хуже – был только один. И в Хорватии с «Хайдуком» я смог завоевать последнее чемпионство, пока за дело не взялось загребское «Динамо».

— У каждого футболиста есть потрясающие истории…

— После первой половины сезона мы шли на втором месте в чемпионате России, всё было просто шикарно. А весной всё изменилось: только победа в предпоследнем туре над «Локомотивом» спасла нас от вылета. Настоящие русские горки (смеется). Думаю, что где-нибудь в другом месте болельщики точно пришли бы на базу выяснять отношения, но в Самаре нас поддерживали, верили, что мы справимся с трудной ситуацией.

— В московском «Динамо» фанаты приходили с ружьями для пейнтбола. Слышали?

— Что-то подобное было. В Мариборе после одного поражения с тебя могли хорошо спросить, а в Хорватии мы вообще два дня жили на стадионе, потому что проиграли в еврокубке «Шелбурну». Пришлось подключать полицию для защиты от разъяренных фанатов. И это только из-за одного поражения!

— Машины жгли?

— К счастью, до такого не доходило.

— Кого из нападающих хотели убить за то, что выкручивали позвонки?

— Бракамонте и Вагнера Лава (смеется). Это что-то запредельное с их стороны, против них очень тяжело быть играть. Остановить их было крайне сложно. Мне запомнился еще один матч против «Локомотива» в Москве. На перерыв мы ушли, ведя 2:0, а закончилось всё нашим поражением 2:5. Мы контролировали игру в первом тайме, но что было потом – ох-ох-ох. Катастрофа! Это просто невозможно! Тренер ничего не сказал после игры, просто бросался в игроков всем, что попадалось под руку. Забыл его фамилию (Сергей Оборин – ред.). А что он мог сказать нам, он всё видел сам. «Локомотив» играл на 150%, остановить их было невозможно. И мне это импонирует: если ты концентрируешься в России на 90%, то будешь ошибаться и проиграешь.

Ледяной Томск, Бранко

— Поездку куда вспоминаете с замиранием сердца?

— Томск! Там было очень холодно. Я еще спросил у ребят: мы же сегодня не будем играть? Половина футбольного поля было мягким, а вторая – настоящий лед. Ветер просто уничтожал всё живое вокруг – минус 22-23 градуса! И нам нужно было играть в футбол – это же сумасшествие (смеется).

— Как выжили?

— До сих пор не знаю (смеется). В перерыве и после матча пили много горячего чая, никакого алкоголя точно не было. Не поверите, но это был не самый худший матч в карьере.

— Неужели?

— Да, бывает и такое. В Англии мой «Барнсли» уничтожил «Куинз Парк Рейнджерс» – 5:1. Погода была хорошая, но игра… Английский футбол просто топовый, там нельзя останавливаться ни на секунду. Сначала ты атакуешь 10 минут, потом соперник. Отобрать мяч нереально. Темп игры страшный. Это было что-то. Но вспоминаю то время с удовольствием.

— В «Спартаке» был случай: доктор приходил делать укол африканскому футболисту, а тот запирался в номере и никого не пускал. Ваша история?

— Есть нехорошая история про Сержа Бранко, о которой я стараюсь не вспоминать. У него в Самаре были проблемы со всеми — от игроков до руководства. Не знаю, где он сейчас, мне это неинтересно, но я желаю ему удачи в жизни. Не спрашивайте меня о подробностях, считаю, что такие вещи должны оставаться внутри команды. Мы должны говорить о таких людях, как Марко Топич, как Мэтью Бут – это потрясающий человек, один из лучших футболистов, с кем я играл.

Чемпионат мира-2010, обман с премиальными

— Суад, сборная Словении оставила большой шрам на сердце многих россиян. Зачем вы не пустили нашу команду на чемпионат мира в 2009 году?

— Это футбол, разве мы должны были специально проиграть? (смеется). В той сборной не было больших и громких имен, все играли в средних командах, но когда мы выходили на поле, то становились единым целым. Мы были единым кулаком, в команде все были друг за друга – настоящее товарищество. И если такое будет в понедельник, то Словения может снова обыграть Россию. Если же единства не будет, то у вас отличные шансы увезти три очка. У российских футболистов высокое мастерство, у многих есть большой опыт, ваш чемпионат сильнее нашего. Сборная России при новом тренере не пропускает, и фаворит здесь очевиден.
Я не смотрю на счет в матче Словении с Мальтой (словенцы победили со счетом 4:0 – ред.), для меня куда важнее желание игроков. Сейчас у нас строится новая команда, футболисты поняли, что единство помогает им достигать поставленных целей, и очень надеюсь, что это же мы продемонстрируем 11 октября.

— Одной победы над Россией сборной Словении будет мало для попадания на чемпионат мира.

— К сожалению, реальность такова, что шансов практически нет даже на второе место. Я верю, что моя сборная окажется на чемпионате мира в следующий раз, но задача этой квалификации – построить новую команду, которая уже в отборе к чемпионату Европы-2024 покажет всё на что способна и поедет в Германию.

— Представляю, какие деньги вы получили за выход на мундиаль.

— Это та еще история. Тогдашний президент Футбольного союза Словении обманул нас, и продержался на своем посту очень мало. У нас были премиальные, но мы не получили всех денег. Не буду называть сумму, но нам перечислили на 40-50% меньше, чем мы договорились перед стартом квалификации. На чемпионате мира мы выиграли первый матч, дальше сыграли вничью с США и проиграли Англии. На самом турнире по премиальным мы уже не договаривались, наверное, у нас была единственная сборная такая. Но тот самый президент на всеобщей эйфории пообещал, что заплатит. И что вы думаете? Вернулись домой, а он нас оштрафовал!

— ?!

— За то, что мы не хотели с ним общаться из-за его обмана. Выписал всем премиальные за чемпионат мира и тут же оштрафовал на эту же сумму. Два раза нас обманул!

Квартиру на эти деньги можно было купить?

— Да, но очень маленькую — в Любляне. Или хорошую машину.

Кокорин, Мамаев, нежелание россиян ехать в Европу

— Главная дичь последних лет в России — Кокорин и Мамаев отсидели в тюрьме. Слышали об этом?

— Скажу так: когда ты молодой, то многие вещи воспринимаются иначе. Возможно, деньги тоже сыграли свою роль, но я не берусь судить. Никто не может обвинять их, не оказавшись на их месте. Да, я не защищаю футболистов, потому что то, что они сделали – это очень плохо. Мне кажется, что для таких эпизодов можно было ограничиться большим штрафом. Все люди совершают ошибки в жизни – одни больше, другие меньше. Мне кажется, что сыграли роль обстоятельства – кем они были и кого они избили. Жалко, что Кокорину и Мамаеву пришлось пройти через тюрьму, но, слава богу, они сейчас снова играют в футбол. Думаю, что они больше никогда не совершат ничего подобного.

— Почему россияне не едут играть в Европу?

— Конкуренция. Плюс большие налоги в Европе и высокие зарплаты в России. Я бы сказал всем вашим футболистам – езжайте играть в Европу, вы станете сильнее, каждый новый матч будет лучше предыдущего. Но в Европе иная система оценки игроков: никто не вспомнит, кем ты был вчера — ты должен доказывать свой уровень здесь и сейчас. Каждую тренировку и игру ты должен проводить на 200% от своих возможностей, и только так ты получишь возможность перейти в более сильный клуб. При этом понимаю русских игроков: у них есть страх перед чем-то новым, в Европе нет таких денег, как в России. Нужно понимать, что чем больше футболистов будет играть в европейских клубах, тем выше станет качество сборной России.

Карпин, котята

— В чем сила сборной России?

— В качестве игроков. Каждый игрок на каждой позиции обладает достаточным опытом и качеством. Они талантливые ребята. Вам тоже нужно, чтобы команда была единым целым, а тренер каждую тренировку требовал от них показать все самые лучшие качества.

— Валерий Карпин – тот, кто нужен этой команде?

— Да, он боец. Нельзя с игроками вести себя как с котятами, гладить их и ухаживать. Нужно быть требовательным: «Давайте, ребята, давайте, покажите мне всё, что умеете, вы должны быть агрессивными и наглыми!» Пусть футболисты ненавидят тренера за его методы, но они должны играть сердцем. Всё так же и в Словении, в этом мы с вами похожи.

— Суад, интересно услышать мнение со стороны. В сборной России при Карпине все футболисты – капитаны. В четырех играх с повязкой выходили четыре разных игрока, и в матче со Словенией, скорее всего, будет пятый. В чем фишка?

— Браво! У вас очень умный и серьезный тренер. Он понимает, что делает, чего хочет. Я не знаю, как сказать по-русски, но в сербском языке есть слово ljubomora. То есть ты капитан, а я тоже хочу быть им, и начинается раздрай в команде.

— Зависть?

— Да-да, точно, зависть! Из-за этого начинаются большие проблемы. Так что Карпин поступил очень умно, разделив ответственность между всей командой.

— Вы когда-нибудь слышали, чтобы трибуны пели песни и скандировали кричалки в адрес тренера дольше, чем в честь команды?

— Нет. Вы знаете, если есть такая поддержка от болельщиков, то это уже 50% успеха для команды. Если же между ними напряжение, то результата не будет. Верить в победу должны все.

«Спутник V», братство народов, борщ

— Чемпионат мира в России помог нашему футболу сделать шаг вперед?

— Думаю, что да. Все люди увидели, что Россия – серьезная страна, что здесь есть хорошая и сильная сборная. Вы построили отличную инфраструктуру, провели превосходный чемпионат мира. И сейчас вы должны подтянуть сам футбол к уровню инфраструктуры.

— Глава ФИФА неоднократно отмечал роль президента России в успешном проведении чемпионата мира. Согласны?

— Конечно. Вашего президента уважают в мире. В Словении его уважительно называют «Царь». Простые словенцы хорошо думают о Владимире Путине, о русских. Между Словенией и Россией есть историческая связь, как и между Сербией и Россией. На Балканах много захоронений русских солдат, память которых здесь чтят. Есть хорошее выражение «кровь — не вода», и балканцы с русскими знают, что у нас одна кровь, мы один народ.

— Западные недоброжелатели пытаются выставить Россию агрессором, мол, она вам перекроет газ, нефть и жизни вам не будет.

— Это политика… Но большая часть словенцев аполитична, люди хотят работать и зарабатывать, чтобы семья имела кров над головой, чтобы на столе была хорошая еда. Я не видел на улицах города, чтобы к России относились негативно. Самое страшное, что может быть в мире – война. Я не знаю, кто виноват в истории с Крымом, все же мы находимся далеко от событий. Людям жалко, что такое происходит, что гибнут невинные, но никто не говорит, что в этом виновата Россия. В Словении живет много русских, и никто их не притесняет, не атакует, а относятся к ним хорошо.

— Мне очень понравилось, что Словения открыла границы для россиян, которые привиты «Спутником V». Не везде в мире есть такое доверие.

— Европейская комиссия пока не дает зеленый свет «Спутнику V», но я знаю многих словенцев, кто поехал в Россию сделать вашу вакцину. Это факт. 90% людей в Словении верят, что российская вакцина лучшая в мире.

— Вы уже укололись?

— Пока нет. Я не болел, но еще не готов вакцинироваться никаким препаратом. К сожалению, в нашей стране есть недоверие к новостям про коронавирус, никто не хочет, чтобы их заставляли прививаться. Люди возмущаются: как так, вчера вы говорили одно, а сегодня уже наоборот. Понимаю, что коронавирус не шутка, это опасная зараза, но я пока подожду немного, думаю, что мой организм защитит меня. Но если придется вакцинироваться, то могу сделать выбор в пользу «Спутника V». Точно не стал бы колоть «Джонсон и Джонсон», а к «Пфайзеру» и «Модерне» отношусь спокойно. Недавно молодая девушка умерла после прививки от «Джонсон и Джонсон», эта новость потрясла всех. И люди не знают, где правда, а где вранье. Очень много противоречивой информации в интернете.

— Какая привычка осталась из России?

— В России много людей, с которыми я тепло общаюсь до сих пор. У меня много добрых друзей, и я хочу передать им большой привет. Баню я любил и до приезда в Россию. А у вас я запомнил, что нельзя свистеть, потому что не будет денег, а если ты наступил кому-то на ногу, то нужно попросить человека наступить тебе. Борщ! О, как я люблю это блюдо! И если я вижу в Словении борщ, то обязательно заказываю его.

— Что бы вы перенесли в российский быт?

— Не знаю, честно. Словенцы — очень рабочие люди, как и русские. Но для каждого нужна мотивация. Наверное, здесь уместно будет сказать, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Важно, чтобы люди относились с уважением друг к другу, важно сохранять воспитание, те принципы, которые нам передавали мама с папой. Семейный ценности – это главное, что есть у человека.

Автор: Сергей Астахов

Оригинал статьи: Р-Спорт