Домой Как дела у бывших? Денис Маслов: «Есть два человека, которые видели всю Россию: Путин и я»

Денис Маслов: «Есть два человека, которые видели всю Россию: Путин и я»

Выдержки из интервью Чемпионат.com с бывшим генеральным директором "Крыльев Советов" Денисом Масловым

10
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

– Почему именно вас пригласили в «Торпедо»?

– Мне трудно говорить, почему я, а не кто-то другой. Проводили собеседования со многими.

– Бюджет «Торпедо» – 319 миллионов рублей. В этом плане вы в топ-4 ФНЛ?

– Да вы что… В десятке скорее! «Оренбург» и «Крылья Советов» мы не берём. Это «Реал» и «Барселона». В Нижнекамске, Нижнем Новгороде, Калининграде высокие бюджеты. Хотя я не знаю ни одной цифры, кроме нашего клуба.

– Как охарактеризуете сомнительные трансферы в футбольных клубах?

– А как тут охарактеризовать? Хочется сказать, как я однажды сказал Шляхтину: «Дим, иди на…» Если всем так отвечать, то ничего не выйдет. Точнее, получится, как у меня в Самаре после того, как пришел Шляхтин. Потом понял, что так нельзя отвечать, оказывается. Когда вы говорите о сомнительных трансферах и вам кажется, будто там очевидный «распил», то поверьте – вряд ли вы представляете, какая там была ситуация на самом деле. Не берут игрока только с целью «попилить». Не бывает такого.

– Давайте про трансферы «Торпедо». Из команды ушли важные игроки – Божин и Сергеев.

– У Божина закончился контракт.

– Но он ведь не в РПЛ ушел, а в другую команду ФНЛ. Неужели нельзя было сохранить?

– Есть потолок зарплат, есть Рязанцев – лучший игрок в нашей команде. Никто не может получать больше, чем он. Вровень с ним – да, но не больше. Приходит агент: «Божин получал 30 рублей, а теперь хочет 70». А стал он играть на 40 рублей лучше? Или вот говорят, что с выходом в РПЛ нужно давать другую зарплату. Ну какого черта? Ты же не стал играть в футбол лучше. Начинается: «Мы должны соответствовать РПЛ». А чему вообще нужно соответствовать? Тому, как там играют! А вы этому соответствуете? В результате говорят: «ОК, контракт мы подпишем только на год».

– Значит, можно было сохранить Божина?

– А зачем он клубу на год? Футболист проведёт у нас один сезон, увеличит свою стоимость, «Торпедо» ничего не заработает, а агент и футболист получат кучу денег.

– Что по Сергееву, который был на контракте?

– Контракт на два года – не лучшая история. Тут либо на год – под задачу, условно помогает команде выйти в РПЛ, но там играть не может и его отдают дальше. Таких много – ходят, помогают… Других футболистов для клуба правильнее подписывать от трёх лет.

– У Сергеева был контракт на два года?

– Да, он сначала был в аренде – стал одним из лучших снайперов ПФЛ, и ему предложили контракт на два года. Наш менеджмент приходит, когда человек уже ведёт переговоры. Говорим: «У тебя зарплата, как у Рязанцева, но мы дадим больше». А нам отвечают, что «Барселона» из Самары даёт еще в три раз больше по сравнению с нашим лучшим предложением. И получится ещё больше при выходе в РПЛ. Их логика ведь в том, что футболист будет играть на другом уровне, если окажется в чемпионате России. Ну, понятно, что выберет Сергеев.

– Вы бы на его месте как поступили?

– Да так же поступил бы. В результате мы продаём Сергеева за серьёзную сумму – редчайший случай, давно таких трансферов не было между клубами ФНЛ.

– Действительно не было?

– Нас обошло только «Чертаново» – по понятным причинам. Они зашли в «Крылья» оптом (улыбается). Переход из «Торпедо» в «Крылья» – это рыночная история. Сделали максимально хороший трансфер. Самое смешное, что в московских телеграм-каналах нас **** [критикуют], почему отдали так дёшево, а в самарских – **** [критикуют] «Крылья», почему потратили так много. Всё ради того, чтобы потом самарского губернатора убеждать: «Вы гляньте, сколько бабок распили!». Так это работает. А у нас никто не замечает, что Сергеев – это первый рыночный трансфер «Торпедо» за последние годы.

– А Самошников?

– Его не беру – в контракте стояли отступные. Сергеев – это история про бизнес. Про то, чем мы планируем заниматься. Мы продолжим зарабатывать на трансферах. Не нужно воспринимать футбол, как социальную историю. Нет больше такого, забываем как страшный сон. И последнее по продаже Сергеева. Знаю, есть люди, которые скажут: «Это же не они нашли игрока!». Да, действительно, но продали-то мы. Вы бы за такие деньги не продали. Хотя мы действительно разделяем эту заслугу с теми, кто приглашал игрока в «Торпедо». Вы – молодцы! Вы – топ! Так дальше и работайте.

– А кто позвал Сергеева в «Торпедо»?

– А чёрт его знает.

– Шишкин рассказывал нам, что 13 человек остались без бонусов, которые получили даже новые руководители «Торпедо». Как так?

– До этого надеялся, что Ромка – мой товарищ. У меня в «инстаграме» до сих пор есть наша фотография, где написано, что мой телефон для него включён 24 на 7. Не могу понять, почему он мне не позвонил и не спросил про эти выплаты. Вот, например, про переподписание контракта с Русланом Магалем он мне писал и звонил. Почему про выплаты не спросить? Я бы всё рассказал. Не устроил бы мой ответ, тогда пошёл бы к юристам. Мне говорят, что остальные ребята и не думали ничего выяснять. Видимо, самым нуждающимся оказался Ромка Шишкин. Ну да ладно, у меня нет обид на него.

– Шишкин сказал, что ответа от клуба не получил.

– Ответа на что? Эту бумагу, заявление или обращения футболистов прислали не в клуб, а опубликовали в СМИ. Если хочешь ответ, в первую очередь обратись в клуб или позвони руководителю, поговори. Скажи по-мужски, чем недоволен.

– А почему вы не дали премию?

– Во-первых, я никому ничего не даю. Это были не премии, а выплаты за лояльность. Роман Иванович на встрече с болельщиками говорил, почему и за счёт каких средств финансово поддержал тех ребят, которые во время пандемии соглашались заключать контракты на более скромных условиях.

– В Самаре вас знали по красным штанам.

– Там были даже не красные, а скорее оранжевые джинсы. Думал их отдать в музей самарского футбола Сергею Лейбграду. Но повезло в итоге Ваньке, брату моей супруги. Ему 17 лет, и он выгребает половину моего гардероба. Одет как следует. Мне бы такие шмотки в этом возрасте – девушки проходу не давали бы. Хотя у меня одежда долго живет. Вот протертый ремень на мне – ношу с 2013 года. Обуви тоже 7 лет. Кстати, обувь для меня – это отдельная тема, возможность успокоиться.

– Вы говорите, что в плане заработка на трансферах «Чертаново» вас обошло по понятным причинам. А насколько это нормальная ситуация, когда и в «Чертаново», и в «Крыльях» рулит одна агентская группа, а 7 футболистов и тренера вот так перебрасывают?

– Наверное, чтобы всем нравиться, нужно кричать: «Ни в коем случае! Недопустимо!». А на самом деле не знаю, как к этому относиться. Если владельцев клубов всё устраивает, значит, им так надо. Если есть недовольство, что «Крылья» вылетают через два года на третий, тогда плохо. Тут вопрос в задачах и целях. Мы не понимаем, нужно ли их хвалить или критиковать. А вообще, если анализировать результаты команд, которые в разное время формировались только одним агенством (Хабаровск, «Динамо», «Крылья», «Чертаново»), выводы напрашиваются сами собой.

– То есть, если критиковать, то именно за результат?

– Я читал про сравнения с империей Жорже Мендеша.

– Там всё-таки по разным лигам разбросаны клубы: «Вулверхэмптон», «Валенсия», «Фамаликан»…

– Да, тут именно в результате дело. Выступайте на таком же уровне – вопросов не будет. Хотя понятно, что критика возникает ещё и просто от зависти. 80% критиков просто мечтают оказаться на их месте. Глобально у меня нет ответа на ваш вопрос.

– В чём тогда проблема нашего футбола?

– Уже всем понятно, что футбол – это срез общества. И все проблемы, которые есть в обществе, есть и в футболе. Возможно, важнее концентрироваться на хорошем. Должно же быть хорошее в жизни? Андрей Миронов говорил: «Может, то, что нам кажется важным, это неважно, а то, что кажется второстепенным – главное и есть». Мне один ваш коллега сказал, что на хорошие заголовки просто не кликают.

– Над вами в «Торпедо» есть люди, которые могут мешать?

– Я сам себе могу помешать.

– Спрашиваем, скорее, про указания: «Бери Титова, он же «Арсеналу» забивал».

– Нет человека, который мог бы мне позвонить с этим. Приведу пример. Просто чтобы вы понимали, сделка по Сергееву не была простой. Мне звонили большие дяди и говорили: «Стоимость Сергеева ты завысил! Будь сговорчивее, мы ведь и до Авдеева можем дозвониться». Отвечал, что нет проблем – дозванивайтесь. При приёме на работу у нас с руководством были договоренности о разделении полномочий, поэтому понимал: акционер не будет лоббировать и навязывать мне решения.

– Большие дяди дозвонились до Авдеева?

– Да. Он ответил: «К Маслову обращайтесь». Вот это и есть доверие. У руководства есть своё мнение, но оперативные решения принимает менеджмент. И если эти решения – хреновые, то отвечать именно мне.

– После «Нижнего Новгорода» вы оказались в «Крыльях». Тогда у команды было много удивительных трансферов.

– Расскажу об одном. Мы приехали на сбор в Голландию на базу сборной. Тогда как раз скучно подписали Глеба. Он суперзвезда, но трансфер был будничный. А Кобелеву нужен был нападающий. История стандартная: денег мало, ничего нет. И тут агенты привезли нам тёмненького парня по фамилии Чибамба. Ну, думаю, всякое бывает, Чибамба и Чибамба. Приехали на сборы, встречаю Глеба: «Там такая Чибамба! Ща всё увидишь».

– Увидели?

– Парень двухметровый, худой, весь такой спортивный – как обычно у африканцев: они ни хрена не делают, чтобы быть подтянутыми, а ты целыми днями отжимаешься – и без шансов. В общем, что-то он там забивал, и я говорю Кобелеву: «Ну что, как вам?» Он спросил, дорогой ли Чибамба. «Нет,– отвечаю, – тысяч 30 евро агентских». Кобелев сказал: «На безрыбье и рак – рыба». Ну мы и взяли его ненадолго. Как только я улетел со сборов, началось самое инетересное.

– С игроком что-то случилось?

– Вечером, за пару дней до конца заявочного окна, звонок от врача команды: «Чибамба разбился!». Я говорю: «Стоп, чего сделал?» Оказывается, он на два дня в Голландии остался и решил отпраздновать контракт. Бац — и получилось, что к чемпионату мы никого не успевали взять. Звоню Кобелеву: «Спать не лёг ещё? Чибамба немного из себя вышел». Срочно отправили Кюри Султановича туда – легендарного доктора «Крыльев». Он по прилету звонит мне и говорит… Его русский и в обычной ситуации тяжело понять (смеется), а тут бормочет спешно в трубку: «Всё! Он умер! Ничего нет! Я посмотрел, он никогда в жизни не встанет, тут он ***** (блин) под трамвай». Короче, шум, гам, тарарам. Я понял, что всё, нападающего нет – пошёл извиняться перед Кобелевым.

– Беда, конечно.

– Приехал Султаныч, плакался, как плохо выглядел Чибамба. Мы уже смирились, но прошло немного времени, и вернулся Чибамба! Я посмотрел на него, потом на Султаныча, и не понял, кто из них сильнее от страха потемнел. У Чибамбы швы какие-то, начал говорить, что заснул на мотоцикле. В общем, рассказали мне, что история с контрактом бурно отмечалась. А вот куда смотрел Кюри, я так и не понял. Сказал ему: «Я тебя больше никуда посылать, кроме как по известному адресу, не буду» (смеется).

– Чибамба заиграл?

– В РПЛ долго забить не мог. Самое полезное действие было, когда шла наша атака, прострел с фланга, и тут Чибамба домик открыл! Я думал: «Как же так, блин, ему прям на гол шло!». А за спиной у нашего друга стоял Корниленко – и тут же в девятку мяч отправил. Я так на губернатора посмотрел: «Видите, какая мысль у парня в голове! Вот это интеллект! Профессионал!». А про себя думаю: «*************» (блииин). Благополучно заняли 12-е место, Чибамба уехал. Думаю, слава богу, история завершилась.

– А было продолжение?

– Проходит время, я уже в «Амкаре», сборы в Турции. Сидим в холе гостиницы, и Муслимыч (Гаджиев. – Прим. «Чемпионата») говорит: «Надо бы нападающего». И, вы не поверите, открывается дверь и заходит Чибамба с новым агентом. Я смотрю, а Чибамба уже кричит: «Ооо, директорэ!». У Муслимыча глаза на лоб вылезли – кто это? А я ему: «Ща всё расскажу».

– Видимо, вы не горели желанием снова брать Чибамбу.

– Гаджиев меня выслушал, но сказал: «Слушай, завтра товарищеский матч, пусть сыграет». А я-то понимаю, что он забьёт – он у Кобелева всё забил в товарищеских матчах. Говорю: «Не надо играть, вот же ситуация была». Муслимыч такой: «Ну, это, конечно, да, но пусть сыграет». Мы выиграли – 1:0 и угадайте, кто забил? Конечно, Чибамба. У меня пот градом. Муслимыч решил: «Пусть еще через два дня сыграет». Я спортдиректору говорю: «Нельзя этого допустить!». В конечном счёте Чибамба подвернул ногу, и мы его не взяли.

– А как появились в «Крыльях» парагвайцы?

– Себальоса посоветовали Кобелеву, который отрекомендовал мне людей, но они такую стоимость запросили… Говорю Николаевичу: «Справимся сами». И после этих слов я благополучно поехал на чемпионат Европы. Тут звонит Кобелев: «***** (почему) ты на чемпионате Европы *** (блин)? Надо трансферами заниматься!». И он был прав. Договорился с парнями, кто привез Чибамбу: «Вы едете туда за свой счёт, договаривайтесь с игроком и клубом на наших условиях. После этого получите комиссионные, и одного из вас я беру работать в клуб селекционером». Они поехали за свой счёт, позвонили оттуда и говорят: «Надо брать не этого, надо брать Кабальеро». Я предложил Кобелеву обратить внимание на Кабальеро. В ответ: «Нет, я тебя просил Себальоса, если не можешь – не делай». Но через два дня пришёл со словами: «Надо брать обоих!»

– И?

– Я звоню ребятам, они меня уверяют: «Взять Себальоса будет ошибкой». Парень он не простой, начал выкручивать руки президенту того клуба, когда узнал о наших условиях. Но мы решили брать обоих. Уже в Австрии, будучи на сборах, поехали их встречать, они должны были прилететь одним самолётом. Два часа проходит после того, как самолёт приземлился, уже все вышли – даже чемоданы потерянные, а этих всё нет. Я уже представляю, как будет орать Кобелев, что я не способен ни на что, что я самый молодой и неграмотный руководитель клуба РПЛ, нанял не тех людей для сделки… В общем, ждал краха империи. И тут выходит Кабальеро.

– Один?

– Один. Встречал я его, как брата родного. Куда я его только не целовал. Сказал ему все слова, которые знал на испанском. Спрашиваю: «Где твой друг?». Тот отвечает, что прилетит на следующий день. Ну и хрен с ним, главное, что хотя бы один здесь. Привёл Кобелеву, говорю: «Вот, видишь! А ты говорил — не смогу! Себальос летит ещё, просто опоздал на самолёт, а завтра будет».

– Прилетел?

– Да. То ли с агентом, то ли с юристом, который запомнился своими Rolex. Они были не то что усыпаны бриллиантами, а вообще из них сделаны (улыбается). Наверное, подделка какая-то. Он тогда говорил: «Продадим Себальоса, и ты себе такие купишь!».

– Кобелев остался доволен?

– Он подошёл и сказал: «Вы молодцы, а я не верил». А в итоге у одного из них не пошло, а второй стал лучшим бомбардиром команды и почти выиграл гонку в чемпионате. Причём «доброжелатели» говорили губернатору, что второго-то взяли прицепом, чтобы первый не скучал, а прицеп стал забивать. Так что селекционеры были правы.

– Был ещё Горо, который запомнился самой удивительной карточкой в истории РПЛ.

– Это когда он за воротами посикал?

– Да, тот самый.

– Ну, захотелось человеку! Мы с вами два часа уже тоже говорим…

– Чем Горо ещё запомнился?

– Тремя историями. Сначала ко мне подошёл Гаджиев и сказал: «Я за этого игрока не отвечаю, я его не знаю – он под твою ответственность». Вторая: Горо сразу стал забивать, отдавать и котироваться на рынке – большие клубы спрашивали про него. Третья: матч в «Лужниках» со «Спартаком», который тренировал Карпин. На последней минуте Горо вышел один на один и промахнулся. Мы могли и «Спартак» похоронить. А еще, когда он узнал зарплаты одноклубников, то вообще перестал играть. Думал, что много зарабатывает, а потом понял, что лидеры клуба получали значительно больше. Парень очень расстроился. Потом, когда я уже ушёл из «Крыльев», помогал Максиму Ляпину (нынешний глава селекции «Торпедо») устроить Горо в «Ростов», тоже смешно было, переговоры вели в здании РПЛ, Прядкин увидел нас, подошел поздороваться и Горо завел в свой кабинет, посадил в своё кресло: «Тут сиди, подписывай».

– Самая большая чушь, в которой вас обвиняли?

– Фигни было немерено! Самое забавное: сказали, что я выписал себе в «Крыльях» премию в 25 миллионов рублей. А ещё обиднее было, что в Нижнем Новгороде это разместили на первой полосе в местной газете: вот, посмотрите, какой богатый. Потом один из арбитров РПЛ – белозубый такой, красивый, прислал фотографию этой газеты: «Черт побери! Футболистов с овощебаз покупаешь, а такие премии выписываешь!». На что я потом выступил в Самаре, объявил аттракцион неслыханной щедрости: предложил тем, кто найдёт у меня 25 миллионов, забрать их себе, а мне только 10 процентов оставить. Само собой, подобной премии у меня никогда не было.

– А что было?

– Первые полтора года я вообще премии там не получал. Кому-то нужно было вывалить эту фигню на меня.

– Не думали в суд подать?

– Нет, зачем на такие удивительные вбросы реагировать? В моё время руководитель «Крыльев» был вторым человеком в Самаре по популярности после губернатора. Газеты писали сначала о губернаторе, потом о руководителе «Крыльев» и уже потом о всех остальных. Как-то через год после приглашения в «Крылья» я пришёл в ресторан. Вообще один. Приносят мясо, беру вилку, а на куске мяса из соуса написано: «КС». Я глаза поднимаю – а мне повар машет. По цитируемости в газетах и в «твиттере» я был второй. Потом пришла барышня–министр имущественных отношений – она меня переплюнула. Говорит: «Знаешь, я уже вторая?». Посоветовал ей на первое место не лезть.

– А за что критикуете себя сами?

– В каждом клубе были ошибки, и что-то я делал неправильно. Наверное, и сейчас я что-то не так делаю. Обидно за одну вещь – сначала я поработал в «Крыльях», а уже потом в «Амкаре». Когда я пришёл в «Крылья», то думал: «У клуба нет больших денег». Я же смотрел на европейские команды. А потом я попал в «Амкар» и понял, что значит действительно нет денег. По сравнению с «Амкаром» «Крылья» – это «Барселона». Если бы я пришёл в «Крылья» с тем опытом, что получил в «Амкаре», то многих ошибок удалось бы избежать. Ещё обидно, что не увидел я чёткой конъюнктуры в «Крыльях» – надо было чуть-чуть переобуться.

– В какой момент?

– Когда туда зашёл Шляхтин – стоило с ним начать дружить, а мы стали письками мериться. Когда человек приходит и не понимает, что играют футбольным мячом, а не баскетбольным, спрашивает меня, когда будет третий период… подумалось, зачем мне дружить с таким человеком? Был уверен, что он ненадолго, а вон как печально для Самары вышло (улыбается).

– Вы сами шутили, что у вас имидж человека, который закрывает клубы.

– Ещё до этого я убил «Волгу» и «Нижний Новгород». Хотя в «Волге» не работал ни дня. Большими буквами напишите: Я ТАМ НЕ РАБОТАЛ. Видимо, я – Доктор Зло, профессиональный киллер. 1 сентября 2011 года я ушёл в «Крылья». А «Нижний Новгород», если вы помните, умер после сезона-2012-2013. То есть я ещё из «Крыльев» его бомбил, думал, как же его убить-то. Целых полтора года!

– Могли бы и быстрее.

– Поехали дальше – про «Крылья». Мы приходим туда – клуб на 16-м месте. Затем беспрецедентная серия игр: 11 без поражений. И мы занимаем спасительное 12-е место. Потом случилась смена Кобелева на Гаджиева, переходка с Нальчиком, и мы спокойно остались. К зиме было 10-е место. Команда, в принципе, была готова к шестёрке, но, к счастью или к сожалению, случились большие трансферы в «Анжи». Ну и как итог, «Крылья» опустились лигой ниже. Но клуб не умер!

– Почему вы постоянно меняли пресс-атташе в «Амкаре»?

– Так а с чего я начал в «Торпедо» (смеётся)? Но это не у меня пунктик, это уровень журналистики в Перми нулевой. Всё было откровенно мимо и скучно, пока мы из Самары не вызвали Эпштейна.

– Чем он помог?

– Организовывал работу, рассказывал, как всё устроено. Придумывали различные инфоповоды. Все же помнят историю с Это’О?

– Напомните.

– Гаджиев с ним дружит и пригласил на ужин в «Амкар», когда мы были на сборах в Турции. Это’О сказал игрокам тост, дал совет, что в команде не может быть звезды, а команда должна быть звездой. Всё было отлично. Мы сделали майку «Амкара» с фамилией Это’О и 36-м номером. Сделали фото: Гаджиев, я и Это’О с футболкой. И тут у меня щёлкнуло и я сказал пресс-атташе: «Сейчас ты просто выкладываешь фото в «Инстаграм» с подписью, мол, подробности на сайте через час. И тут же выключаешь телефон». Почему я это должен придумывать, а не парень, который фоткает?

– Что было дальше?

– Я попросил Это’О час никуда не выкладывать фотографию и ничего не комментировать. Понимал, что будет хайп, но не до такой степени. Я забыл предупредить Резвухина! Он звонит и орёт: «*** (блин)! Что у вас там происходит?!». Я говорю: «Просто ничего не комментируй и выключи телефон». «Да какой, нахрен, не комментируй, мне уже губернатор звонит!». Даже Википедия успела поменять клуб Это’О.

– Самые крупные трансферы?

– «Нижний Новгород» не беру. Там был один трансфер – Тихоновецкого за 4 миллиона в «Аланию». Я не имел отношения к этому переходу, им занимался Игорь Егоров. Я тогда только бумажки собирал, за лицензирование отвечал, учился. Смотрим 10 рекордных трансферов «Крыльев» по Transfermarkt – пять из них мои. Пять, ***** (блин)! Кстати, обращаюсь к Transfermarkt, поменяйте уже! Максимов стоил 5 миллионов евро.

– А у них сколько указано?

– Только 4 миллиона, хотя деньги пришли день в день – официально. А еще удалось реализовать права на тренера – речь про переход Гаджиева в «Анжи». Деньги огромные по тем временам.

– Раньше можно было бесплатно разорвать контракт с тренером?

– КонеЧно. (выделяет Ч. – Прим. «Чемпионата»)! У нас самые защищённые люди – это главный тренер и футболист. Обычно, если тренера увольняешь – платишь ему до конца контракта. А у нас всё было наоборот. Поэтому, когда Гаджиев ушёл в «Анжи», мы первые хорошо на этом заработали.

– А по «Амкару»?

– Тот же Transfermarkt. Забиваем «Амкар» и опять 6 из 10 рекордных трансферов – мои! А четыре моих трансфера – иностранцы! Ляпин мне говорил: «Чего ты об этом не рассказываешь?». Но все ведь стесняются говорить об успехах.

Оригинал: Чемпионат.com